Автор Тема: 9 мая.  (Прочитано 2614 раз)

0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.

Оффлайн Dmitrij

  • Фрам
  • Hero Member
  • *
  • Сообщений: 2272
  • Karma: +35/-2
    • Просмотр профиля
    • Email
9 мая.
« : Май 09, 2011, 11:48:51 am »
С праздником всех, кто празднует!

Оффлайн Gleb

  • Фрам
  • Hero Member
  • *
  • Сообщений: 642
  • Karma: +14/-2
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: 9 мая.
« Ответ #1 : Май 09, 2011, 01:08:43 pm »
С Днем Победы! Вечная слава героям.
Стрельба из лука учит нас, как надо искать истину. Когда стрелок промахивается, он не винит других, а ищет вину в самом себе. (С) Конфуций

Оффлайн Valaro

  • Фрам
  • Jr. Member
  • *
  • Сообщений: 60
  • Karma: +2/-0
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: 9 мая.
« Ответ #2 : Май 09, 2011, 03:04:48 pm »
Присоединяюсь , вечная слава и память!!

Оффлайн Юкка

  • Фрам
  • Full Member
  • *
  • Сообщений: 121
  • Karma: +2/-0
    • Просмотр профиля
Re: 9 мая.
« Ответ #3 : Май 09, 2011, 04:06:54 pm »
Ура!  :)

Оффлайн Dmitrij

  • Фрам
  • Hero Member
  • *
  • Сообщений: 2272
  • Karma: +35/-2
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: 9 мая.
« Ответ #4 : Май 09, 2013, 09:05:16 am »
Ещё год прошёл, и снова этот День. С праздником всех!

Оффлайн Leo

  • Фрам
  • Full Member
  • *
  • Сообщений: 157
  • Karma: +5/-0
    • Просмотр профиля
Re: 9 мая.
« Ответ #5 : Май 09, 2013, 02:07:47 pm »
Ура!  :)

Оффлайн Dmitrij

  • Фрам
  • Hero Member
  • *
  • Сообщений: 2272
  • Karma: +35/-2
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: 9 мая.
« Ответ #6 : Май 09, 2015, 09:05:06 am »
С праздником всех! 70 лет великой Победе.

Цитировать
Я убит подо Ржевом

Я убит подо Ржевом,
В безымянном болоте,
В пятой роте,
На левом,
При жестоком налете.

Я не слышал разрыва
И не видел той вспышки, —
Точно в пропасть с обрыва —
И ни дна, ни покрышки.

И во всем этом мире
До конца его дней —
Ни петлички,
Ни лычки
С гимнастерки моей.

Я — где корни слепые
Ищут корма во тьме;
Я — где с облаком пыли
Ходит рожь на холме.

Я — где крик петушиный
На заре по росе;
Я — где ваши машины
Воздух рвут на шоссе.

Где — травинку к травинке —
Речка травы прядет,
Там, куда на поминки
Даже мать не придет.

Летом горького года
Я убит. Для меня —
Ни известий, ни сводок
После этого дня.

Подсчитайте, живые,
Сколько сроку назад
Был на фронте впервые
Назван вдруг Сталинград.

Фронт горел, не стихая,
Как на теле рубец.
Я убит и не знаю —
Наш ли Ржев наконец?

Удержались ли наши
Там, на Среднем Дону?
Этот месяц был страшен.
Было все на кону.

Неужели до осени
Был за н и м уже Дон
И хотя бы колесами
К Волге вырвался о н?

Нет, неправда! Задачи
Той не выиграл враг.
Нет же, нет! А иначе,
Даже мертвому, — как?

И у мертвых, безгласных,
Есть отрада одна:
Мы за родину пали,
Но она —
Спасена.

Наши очи померкли,
Пламень сердца погас.
На земле на проверке
Выкликают не нас.

Мы — что кочка, что камень,
Даже глуше, темней.
Наша вечная память —
Кто завидует ей?

Нашим прахом по праву
Овладел чернозем.
Наша вечная слава —
Невеселый резон.

Нам свои боевые
Не носить ордена.
Вам все это, живые.
Нам — отрада одна,

Что недаром боролись
Мы за родину-мать.
Пусть не слышен наш голос,
Вы должны его знать.

Вы должны были, братья,
Устоять как стена,
Ибо мертвых проклятье —
Эта кара страшна.

Это горькое право
Нам навеки дано,
И за нами оно —
Это горькое право.

Летом, в сорок втором,
Я зарыт без могилы.
Всем, что было потом,
Смерть меня обделила.

Всем, что, может, давно
Всем привычно и ясно.
Но да будет оно
С нашей верой согласно.

Братья, может быть, вы
И не Дон потеряли
И в тылу у Москвы
За нее умирали.

И в заволжской дали
Спешно рыли окопы,
И с боями дошли
До предела Европы.

Нам достаточно знать,
Что была несомненно
Там последняя пядь
На дороге военной, —

Та последняя пядь,
Что уж если оставить,
То шагнувшую вспять
Ногу некуда ставить...

И врага обратили
Вы на запад, назад.
Может быть, побратимы.
И Смоленск уже взят?

И врага вы громите
На ином рубеже,
Может быть, вы к границе
Подступили уже?

Может быть... Да исполнится
Слово клятвы святой:
Ведь Берлин, если помните,
Назван был под Москвой.

Братья, ныне поправшие
Крепость вражьей земли,
Если б мертвые, павшие
Хоть бы плакать могли!

Если б залпы победные
Нас, немых и глухих,
Нас, что вечности преданы,
Воскрешали на миг.

О, товарищи верные,
Лишь тогда б на войне
Ваше счастье безмерное
Вы постигли вполне!

В нем, том счастье, бесспорная
Наша кровная часть,
Наша, смертью оборванная,
Вера, ненависть, страсть.

Наше все! Не слукавили
Мы в суровой борьбе,
Все отдав, не оставили
Ничего при себе.

Все на вас перечислено
Навсегда, не на срок.
И живым не в упрек
Этот голос наш мыслимый.

Ибо в этой войне
Мы различья не знали:
Те, что живы, что пали, —
Были мы наравне.

И никто перед нами
Из живых не в долгу,
Кто из рук наших знамя
Подхватил на бегу,

Чтоб за дело святое,
За советскую власть
Так же, может быть, точно
Шагом дальше упасть.

Я убит подо Ржевом,
Тот — еще под Москвой...
Где-то, воины, где вы,
Кто остался живой?!

В городах миллионных,
В селах, дома — в семье?
В боевых гарнизонах
На не нашей земле?

Ах, своя ли, чужая,
Вся в цветах иль в снегу...

Я вам жить завещаю —
Что я больше могу?

Завещаю в той жизни
Вам счастливыми быть
И родимой отчизне
С честью дальше служить.

Горевать — горделиво,
Не клонясь головой.
Ликовать — не хвастливо
В час победы самой.

И беречь ее свято,
Братья, — счастье свое, —
В память воина-брата,
Что погиб за нее.

1945-1946
Александр Твардовский. Стихотворения. Москва, "Художественная литература", 1967.

Оффлайн Dmitrij

  • Фрам
  • Hero Member
  • *
  • Сообщений: 2272
  • Karma: +35/-2
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: 9 мая.
« Ответ #7 : Май 09, 2016, 12:11:59 pm »
71 год.


Цитировать
Тот самый длинный день в году
С его безоблачной погодой
Нам выдал общую беду
На всех, на все четыре года.

Она такой вдавила след
И стольких наземь положила,
Что двадцать лет и тридцать лет
Живым не верится, что живы.

А к мертвым, выправив билет,
Все едет кто-нибудь из близких,
И время добавляет в списки
Еще кого-то, кого нет…
И ставит, ставит обелиски.

Константин Симонов

Оффлайн Dmitrij

  • Фрам
  • Hero Member
  • *
  • Сообщений: 2272
  • Karma: +35/-2
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: 9 мая.
« Ответ #8 : Июнь 22, 2016, 12:56:14 pm »
22 июня.

Оффлайн Dmitrij

  • Фрам
  • Hero Member
  • *
  • Сообщений: 2272
  • Karma: +35/-2
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: 9 мая.
« Ответ #9 : Май 09, 2017, 10:38:19 am »
72 года.

Цитировать
ВАСИЛИЙ ТЕРКИН: СМЕРТЬ И ВОИН


За далекие пригорки
Уходил сраженья жар.
На снегу Василий Теркин
Неподобранный лежал.

Снег под ним, набрякши кровью,
Взялся грудой ледяной.
Смерть склонилась к изголовью:
— Ну, солдат, пойдем со мной.

Я теперь твоя подруга,
Недалеко провожу,
Белой вьюгой, белой вьюгой,
Вьюгой след запорошу.

Дрогнул Теркин, замерзая
На постели снеговой.
— Я не звал тебя, Косая,
Я солдат еще живой.

Смерть, смеясь, нагнулась ниже:
— Полно, полно, молодец,
Я-то знаю, я-то вижу:
Ты живой да не жилец.

Мимоходом тенью смертной
Я твоих коснулась щек,
А тебе и незаметно,
Что на них сухой снежок.

Моего не бойся мрака,
Ночь, поверь, не хуже дня...
— А чего тебе, однако,
Нужно лично от меня?

Смерть как будто бы замялась,
Отклонилась от него.
— Нужно мне... такую малость,
Ну почти что ничего.

Нужен знак один согласья,
Что устал беречь ты жизнь,
Что о смертном молишь часе...

— Сам, выходит, подпишись?—
Смерть подумала.
— Ну что же,—
Подпишись, и на покой.
— Нет, уволь. Себе дороже.
— Не торгуйся, дорогой.

Все равно идешь на убыль.—
Смерть подвинулась к плечу.—
Все равно стянулись губы,
Стынут зубы...
— Не хочу.

— А смотри-ка, дело к ночи,
На мороз горит заря.
Я к тому, чтоб мне короче
И тебе не мерзнуть зря...

— Потерплю.
— Ну, что ты, глупый!
Ведь лежишь, всего свело.
Я б тебя тотчас тулупом,
Чтоб уже навек тепло.

Вижу, веришь. Вот и слезы,
Вот уж я тебе милей.

— Врешь, я плачу от мороза,
Не от жалости твоей.

— Что от счастья, что от боли —
Все равно. А холод лют.
Завилась поземка в поле.
Нет, тебя уж не найдут...

И зачем тебе, подумай,
Если кто и подберет.
Пожалеешь, что не умер
Здесь, на месте, без хлопот...

— Шутишь, Смерть, плетешь тенета.—
Отвернул с трудом плечо.—
Мне как раз пожить охота,
Я и не жил-то еще...

— А и встанешь, толку мало,—
Продолжала Смерть, смеясь.—
А и встанешь — все сначала:
Холод, страх, усталость, грязь...
Ну-ка, сладко ли, дружище,
Рассуди-ка в простоте.

— Что судить! С войны не взыщешь
Ни в каком уже суде.

— А тоска, солдат, в придачу:
Как там дома, что с семьей?
— Вот уж выполню задачу —
Кончу немца — и домой.

— Так. Допустим. Но тебе-то
И домой к чему прийти?
Догола земля раздета
И разграблена, учти.
Все в забросе.

— Я работник,
Я бы дома в дело вник,
— Дом разрушен.
— Я и плотник...
— Печки нету.
— И печник...
Я от скуки — на все руки,
Буду жив — мое со мной.

— Дай еще сказать старухе:
Вдруг придешь с одной рукой?
Иль еще каким калекой,—
Сам себе и то постыл...

И со Смертью Человеку
Спорить стало свыше сил.
Истекал уже он кровью,
Коченел. Спускалась ночь...

— При одном моем условье,
Смерть, послушай... я не прочь...

И, томим тоской жестокой,
Одинок, и слаб, и мал,
Он с мольбой, не то с упреком
Уговариваться стал:

— Я не худший и не лучший,
Что погибну на войне.
Но в конце ее, послушай,
Дашь ты на день отпуск мне?
Дашь ты мне в тот день последний,
В праздник славы мировой,
Услыхать салют победный,
Что раздастся над Москвой?

Дашь ты мне в тот день немножко
Погулять среди живых?
Дашь ты мне в одно окошко
Постучать в краях родных,
И как выйдут на крылечко,—
Смерть, а Смерть, еще мне там
Дашь сказать одно словечко?
Полсловечка?
— Нет. Не дам...

Дрогнул Теркин, замерзая
На постели снеговой.

— Так пошла ты прочь, Косая,
Я солдат еще живой.

Буду плакать, выть от боли,
Гибнуть в поле без следа,
Но тебе по доброй воле
Я не сдамся никогда.

— Погоди. Резон почище
Я найду,— подашь мне знак...

— Стой! Идут за мною. Ищут.
Из санбата.
— Где, чудак?
— Вон, по стежке занесенной...

Смерть хохочет во весь рот:
— Из команды похоронной.
— Все равно: живой народ.

Снег шуршит, подходят двое.
Об лопату звякнул лом.

— Вот еще остался воин.
К ночи всех не уберем.

— А и то: устали за день,
Доставай кисет, земляк.
На покойничке присядем
Да покурим натощак.

— Кабы, знаешь, до затяжки —
Щец горячих котелок.

— Кабы капельку из фляжки.
— Кабы так — один глоток.
— Или два...

И тут, хоть слабо,
Подал Теркин голос свой:
— Прогоните эту бабу,
Я солдат еще живой.

Смотрят люди: вот так штука!
Видят: верно,— жив солдат.

— Что ты думаешь!
— А ну-ка,
Понесем его в санбат.

— Ну и редкостное дело,—
Рассуждают не спеша.—
Одно дело — просто тело,
А тут — тело и душа.

— Еле-еле душа в теле...
— Шутки, что ль, зазяб совсем.
А уж мы тебя хотели,
Понимаешь, в наркомзем...

— Не толкуй. Заждался малый.
Вырубай шинель во льду.
Поднимай.

А Смерть сказала:
— Я, однако, вслед пойду.

Земляки — они к работе
Приспособлены к иной.
Врете, мыслит, растрясете —
И еще он будет мой.

Два ремня да две лопаты,
Две шинели поперек.
— Береги, солдат, солдата.
— Понесли. Терпи, дружок.—
Норовят, чтоб меньше тряски,
Чтоб ровнее как-нибудь,
Берегут, несут с опаской:
Смерть сторонкой держит путь.

А дорога — не дорога,—
Целина, по пояс снег.
— Отдохнули б вы немного,
Хлопцы...
— Милый человек,—
Говорит земляк толково,—
Не тревожься, не жалей.
Потому несем живого,
Мертвый вдвое тяжелей.

А другой:
— Оно известно.
А еще и то учесть,
Что живой спешит до места,—
Мертвый дома — где ни есть.

— Дело, стало быть, в привычке,—
Заключают земляки.—
Что ж ты, друг, без рукавички?
На-ко теплую, с руки...

И подумала впервые
Смерть, следя со стороны:
«До чего они, живые,
Меж собой свои — дружны.
Потому и с одиночкой
Сладить надобно суметь,
Нехотя даешь отсрочку».

И, вздохнув, отстала Смерть.

https://www.youtube.com/watch?v=sailmeWkm_A
« Последнее редактирование: Май 09, 2017, 07:03:27 pm от Dmitrij »

Оффлайн Dmitrij

  • Фрам
  • Hero Member
  • *
  • Сообщений: 2272
  • Karma: +35/-2
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: 9 мая.
« Ответ #10 : Июнь 22, 2017, 07:40:19 pm »
22 июня.

Оффлайн Dmitrij

  • Фрам
  • Hero Member
  • *
  • Сообщений: 2272
  • Karma: +35/-2
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: 9 мая.
« Ответ #11 : Май 09, 2018, 01:14:45 am »
73 года.

Цитировать
Алексей Иванович Пантелеев.

Кожаные перчатки

Поезд в пути уже вторую неделю,  бежит через всю зимнюю снежную Россию,
от  океана к  Уралу и  дальше на Запад.  В  вагоне уже давно все отоспались,
перезнакомились,  давно  перечитаны все  книги,  обсуждены  все  злобы  дня,
сыграны все  партии в  шахматы,  надоел до  омерзения "козел",  даже чай  не
пьется,  даже  пиво  почему-то  кажется кислым и  стоит  недопитое в  темных
бутылках под светлыми бумажными стаканчиками.
     И  вот как-то под вечер в одном из купе собирается мужская компания,  и
кто-то предлагает,  чтобы каждый по очереди рассказал "самый страшный случай
из своей жизни".
     Чего-чего,  а  страшного за  спиной  у  каждого немало.  Один  горел  в
самолете,  другой  -  в  танке,  третий чуть  не  погиб  на  торпедированной
подводной лодке. Еще одного расстреливали, и он, с пробитым насквозь легким,
трое суток пролежал под горой мертвецов.
     В  дверях купе стоит,  слушает немолодой,  маленький и  худенький,  как
подросток,  человек в  форме гражданского летчика.  Засунув руки  в  боковые
карманы  своей  кожаной  коричневой  курточки,   он  курит  толстую  дорогую
папиросу,  перекидывает ее  то  и  дело  из  одного  угла  рта  в  другой и,
прижимаясь затылком к  косяку двери,  резко и  нервно выбрасывает в  потолок
густую струю синею дыма.  Слушает он, почти не глядя на рассказчика, но, чем
дольше слушает,  тем  сильнее волнуется,  тем чаще и  глубже затягивается...
Внезапно  лицо  его   наливается  кровью,   он   делает  несколько  быстрых,
лихорадочных затяжек,  торопливо  и  даже  судорожно  запихивает папиросу  в
набитый  окурками  металлический  ящичек   на   стене   и,   повернувшись  к
рассказчику, перебивает его:
     - Ст-той! П-погоди! Д-дай мне!..
     Губы  его  прыгают.   Лицо  дергается.   Он  -   заика,   каждое  слово
выталкивается из него, как пробка из бутылки.
     - С-самое  ст-трашное?  -  говорит он  и  кривит  губы,  делает попытку
изобразить ироническую усмешку.  -  Самое страшное,  да? Т-тонули, говоришь?
Г-горели?  С  м-мертвецами лежали?  Я  т-тоже т-тонул.  Я тоже г-горел.  И с
покойниками в об-б-бнимочку лежал.  А в-вот с-самое ст-трашное - это когда я
в   сорок  втором  году  письмо  получил  из  Ленинграда  -   от  сынишки...
д-д-десятилетнего:  "П-п-папочка,  -  пишет,  - ты нас п-прости с Анюткой...
м-мы в-вчера т-т-в-вои к-кожаные п-перчатки св-варили и с-с-съели"...

    1962

Пантелеев А.И. Собрание сочинений в четырех томах. Том 3.
     Л.: Дет. лит., 1984.

Оффлайн Dmitrij

  • Фрам
  • Hero Member
  • *
  • Сообщений: 2272
  • Karma: +35/-2
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: 9 мая.
« Ответ #12 : Июнь 22, 2018, 10:54:41 pm »
22 июня.